15 июня 2024, суббота08:10

Полешуки

Белоруска до Испании добралась с 20 евро в кармане и 2 кг гречки. Как она живёт?

3 июня 2024, 16:24

В тот день, когда на главный проспект в Гомеле вышли протестующие, Катя проезжала мимо. За рулём своего автомобиля она попала «в кадр». Её настойчиво стали приглашать в милицию. Поначалу она игнорировала, но в один момент поняла: надо уезжать. И купила билет на 25 февраля до Киева… Все планы смешала война. Тогда девушка решилась на переезд в Испанию. Как она смогла пробраться через границу, начать жизнь на новом месте, о планах и мечтах, - в материале "Media-Polesye.com".

 

«Отъезд – возможность, а не наказание»

Катя в Гомеле имела свою фотостудию. Она рано ушла от родителей на собственные хлеба, сама себя обеспечивала.

Девушка была далека от политики. Она была увлечена работой и зарабатыванием денег.

Когда её стали вызывать в отдел милиции по надуманным предлогам, она не воспринимала это всерьёз. Но до того момента, пока не пригрозили приехать за ней и доставить по назначению.

– Я почувствовала, что в Беларуси мне стало некомфортно. В дни акций мы искали друзей, которых забрал автозак прямо с автобусной остановки. Хотя я была, как говорится, не в процессе, чувствовала опасность…

Решила переезжать в Украину, поскольку это рядом, там есть друзья и родственники, – рассказывает девушка. – У меня был купен билет на 25 февраля, была договорённость, где жить, работать. А 24 февраля выхожу на балкон, а там – вереница зелёненьких машинок. Иду на кухню… Окна в другую сторону – летят самолёты… Из новостей узнала, что это война… Сдала билет.

 

Твёрдо решив уезжать из Беларуси, искала варианты. Связалась с семьёй родственников, которые недавно переехали в Испанию, пообещали встретить, помочь.

Начала готовить документы. Вернее, обратилась к тем, кто делал их. Нужно было две тысячи евро. На то, чтобы купить билеты и иметь хоть что-то с собой, – ещё тысяча.

– Легально выехать лазейки практически не было. Я молодая девушка, без детей, мужа. Нет оснований, чтобы выехать учиться. Был только вариант рабочей визы в Польше. Мне её одобрили. Документы сделали за месяц, хотя обычно на это уходит все три.

Первой точкой большого пути стала Варшава. Катя якобы туда ехала на работу.

– Когда пересекали белорусскую границу, было 40 человек в автобусе. Я стояла последней на проверку документов… Бледнела, краснела, дрожала от страха. Стали спрашивать, у кого какая виза, а я то и не знала – какая у меня. Людей с такими визами, как у меня, просили отойти в другое место. Я просто не услышала какая, и продолжала стоять.

Пропустили в Польшу только 6 человек из всего автобуса…

Оказалось, что всё только начинается.

 

Билет до Мадрида у Кати был транзитом через Лондон. Но на контроле в аэропорту выяснилось, что Лондон закрыт для транзита. В панике искала варианты… В итоге взяла транзитный билет через Париж. Доплатив 300 евро.

По прилёту в столицу Франции Кате насчитали доплату за багаж 200 евро, хотя билет покупался с багажом. Доплатить денег не осталось.

Тогда она решила оставить все свои вещи. Забрала только 2 кг гречки – её везла для брата, который очень любил эту крупу (в Испании гречку можно купить только в “русских” магазинах, а они не везде есть. – Авт.). Из главного – телефон, пауэрбанк и косметичку.

Некоторое время девушка погостила у родственников. Затем, по программе помощи беженцам, её направили в Альхесирас.

– Это арабский город. С берега видно Марокко. 90% тут арабов. Здесь я боялась выйти из гостиницы даже в магазин, просила парней провести меня, потому что мужчины-арабы не давали прохода, 3-5 человек всегда шли рядом: вязались, дёргали за волосы, одежду…Старалась не выходить из отеля. Это длились около трёх месяцев. После общения с психологом, на следующий день меня отправили уже по другой программе в Каталунию.

– Себя расисткой никогда не считала и хорошо ко всем относилась. Но тут арабы какие-то дикие.

– Хотя был сложный путь в Испанию к месту, где сейчас живу, я восприняла отъезд из Беларуси как возможность, а не как наказание.

 

«Белорусов любят. Мы – солнышки»

Круг общения Екатерины – широк. Среди знакомых – и арабы, беженцы из Сирии, и туркмены, и индусы, и африканцы. Само собой – русские и украинцы.

По национальности Катя татарка, родилась в Астраханской области. И там татар пытаются приравнять к русским, татарам это очень не нравится. Сознательную жизнь прожила в Беларуси, родной считает именно её.

– 80% испанцев не знают, что белорусы другая нация, но есть такие, что говорят: вот ты белоруска, это хорошие люди. Всегда хорошие отзывы о белорусах, – продолжает Катя. – Когда славяне узнают, что ты из Беларуси, вспоминают, что у нас вкусная молочка. В целом белорусов считают приятными людьми. Мы – солнышки.

 

«Поплакать мы всегда успеем»

Катя коммуникабельная. Считает, что ей везёт на хороших людей. Так и работу она нашла. Заходила в русский магазин, интересовалась вакансией. И её взяли продавцом. Работой довольна. Зарплаты хватает на оплату жилья, питание и даже немного отложить.

– Здесь пытаюсь устроить свою жизнь. Нужно общаться с людьми, тогда всё будет… Если постоянно зацикливаться на негативе, ничего хорошего от этого не будет. Поплакать мы всегда успеем.

Свою неординарную внешность девушка оценивает так:

– Я выгляжу как человек, который курит, пьёт… Но меня воспринимают адекватно. Я жила в Беларуси и тоже носила дреды, пирсинг, татуировки. Значит, кто я там была? Крашеные волосы – проститутка, татуировки – наркоманка, пирсинг – зек… Главное: если ты открыт миру, людям, мир открыт тебе. Испанцы могут улыбаться в любой ситуации. Я всегда улыбаюсь в ответ. Я не переношу агрессию в свою сторону. Я не буду терпеть во благо другого человека, если мне это некомфортно.

Девушка вспомнила случай, как ребёнку в магазине не хватило 15 центов на мороженое, он очень расстроился. Она доплатила, и маленький покупатель очень благодарил. А через несколько дней она получила чаевые 15 евро…

– Добро возвращается добром – это правда.

 

«Мне неважно, кому я плачу налоги и как называется моя страна. Я хочу комфортно жить»

В магазин, где работает Катя, приходят люди разные люди.

– Языковой барьер неважен. У меня хорошие социальные навыки, – констатирует Катя.

Она считает, что многого о войне не говорят простым людям, многое скрыто. Смерти – это страшно. Беларусь – это уже негласная территория России. Русские и украинцы, с которыми здесь встречаемся, зачастую настроены на негатив, любят обсуждать и осуждать других людей. Да и некоторые белорусы тоже, те, что родом из СССР. Но в целом белорусы отличаются. Они доброжелательные, всегда хотят помочь.

– Мне в Испании очень нравится, я люблю море. Меня окружают хорошие люди. Мне удобно работать по найму. На данный момент мне этого хватает. Я сделала работу и ушла на пляж.

В Каталунии Катя планирует оставаться и дальше. Она думает пойти на медицинские курсы, хочет заниматься татуировками и пирсингом. Спрос есть. И желание.

– Я общаюсь с людьми, что даёт мне много ресурсов, много возможностей. Хочу получить вид на жительство, купить квартирку, учить язык… Ну, а дальше, как пойдёт. Хочется спокойной жизни.

Излишки мне не нужны. На данный момент – это нерационально, например, как машина. Затраты я пока не потяну.

Главное – есть где спать и помыться, что поесть. Мне неважно, кому я плачу налоги и как называется моя страна. Я хочу комфортно жить.

 

Чтобы следить за важными новостями, подписывайтесь на наш канал в Telegram и группы в социальных сетях: Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Instagram.


Все регионы

Фото УВД Брестского облисполкома
Фото: Пинский телеграм
Фото использовано в качестве иллюстрации, из архива МП
Иллюстрация media-polesye.com
Иллюстрация Медиа Полесье
В Мерчицком центре традиционной культуры и быта. Фото из архива

В стране и мире

Снимок носит иллюстративный характер / Фото:© Алексей Никольский/ТАСС
Игорь Луцкий - уроженец Столинского района
Фото: Alejandro Luengo / Unspash.com
Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: Генпрокуратура

Полешуки

Очень вкусно

В фокусе - Полесье

Для тебя